Тридцать три выживших царевны Анастасии и одна, сумевшая прожить её жизнь. Анастасия николаевна маннергейм.

У Анны также был искривлен большой палец на правой ноге — как и у Анастасии, которая страдала ранним поперечным плоскостопием. Кроме пальцев на ногах и цвета глаз, казалось, не было никаких других ключей к личности Анны.

Загадка великой княжны Анастасии. Одна на миллион с таким врождённым заболеванием была полькой …

Тайна спасения княжны Анастасии после ее казни в доме Ипатьева еще долго будет держать историков в догадках. 5 июня 1901 года… Императрица Александра Федоровна ранним утром почувствовала родовые боли — наконец-то должен был появиться долгожданный наследник…

Согласно действовавшим в то время в Российской империи законам, введенным Павлом I, женщины могли унаследовать трон только в том случае, если все мужские линии семьи были прерваны. Это означало, что наследником отца четырех дочерей Николая II станет его младший брат Михаил.

Такая перспектива не радовала клан Романовых. Жена императора, Александра Федоровна, была в ярости. Императрица возлагала большие надежды на Четвертую Традицию.

Весь двор затаив дыхание ждал новостей….. Но чуда не произошло — у Романовых родилась четвертая дочь…..

В честь близкой подруги императрицы, черногорской принцессы Анастасии, ее назвали Анастасией («ожившая»). Судебный ясновидящий Филипп предсказал удивительную судьбу ребенка….

Анастасия унаследовала от отца большие, выразительные серо-голубые глаза и темно-каштановые волосы с рыжеватым оттенком. С детства она была сорванцом, любила озорничать, за что часто получала строгие выговоры. В семье ее называли «швыбзик» за резвость и буйство и «кубышка» за маленький рост и тучную фигуру.

Строгие традиции монархической семьи едва ли могли сдержать ее неиссякаемую энергию. Трагическая судьба Великой княгини: она и ее семья были расстреляны в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге в ночь на 17 июля 1918 года.

Была ли великая княгиня действительно убита в тот страшный день, до сих пор точно не установлено.

Романтическая история чудесного спасения Анастасии была экранизирована несколько раз, как и история загадочной Анны Андерсон, объявившей миру, что она дочь последнего русского царя.

В феврале 1920 года берлинская полиция спасла от самоубийства женщину, упавшую с моста в реку. В полицейских документах есть ее описание: серые глаза, темно-каштановые волосы, славянская внешность и явный восточный акцент в речи.

Врачи диагностировали у женщины тяжелое психическое расстройство и отправили ее в Дальдорф, клинику для душевнобольных.

Согласно медицинским заключениям, у пациентки было несколько огнестрельных ранений и пятиконечный шрам на затылке.

Врачи подозревали, что причиной амнезии, которой страдала женщина, была травма головы. Ее описывали как «тихую»: глубоко подавленную, неразговорчивую и отстраненную.

Она провела в больнице около полутора лет, пока однажды не произошло нечто удивительное: в палате, где она проходила лечение, появилась газета с большой фотографией на первой полосе, на которой были изображены великие княжны Романовы, Ольга, Татьяна и Анастасия, а под ней — статья о том, что одна из сестер еще жива.

Мария Пойтерт, одна из пациенток, увидела поразительное сходство между Анастасией на фотографии и ее современницей, которую полиция выловила из реки.

Пораженная своим открытием, она попыталась заговорить об этом с женщиной, но та резко оборвала ее и велела молчать.

Когда Пойтерт выписали из больницы, она не успокоилась и решила рассказать о своем открытии Михаилу Швабе, одному из русских эмигрантов, служивших в императорском полку.

Весть о спасенной принцессе, конечно, не могла оставить его равнодушным, и Швабе вместе со своим знакомым, инженером Айнике, навестил загадочную женщину в клинике Дальдорфа.

После визита Швабе не смог дать определенного ответа и сообщил о своих подозрениях в Русское монархическое общество, штаб-квартира которого находилась в Берлине.

Весть о побеге Анастасии быстро распространилась в русской эмигрантской среде, и клинику Дальдорфа посетили многие представители русской знати, обосновавшиеся в Германии.

Некоторые действительно узнавали Романовну, другие категорически отрицали всякое сходство. Женщина рассказала графине Зинаиде Толстой, что ей удалось бежать в ночь казни: она спряталась за спину своей сестры Татьяны, а потом потеряла сознание.

Ее спас солдат, который выдал себя за Александра Чайковского и тайно отвел ее в соседний дом, где она вышла на улицу. Затем они инкогнито переехали в Румынию, где прожили несколько лет, и она родила сына.

«В ночь убийства я была вместе со всеми, а когда началась резня, я спряталась за спиной своей сестры Татьяны, которая была убита выстрелами. Я, в свою очередь, потерял сознание от нескольких ударов. Когда я пришел в сознание, я находился в доме солдата, который спас меня. Кстати, я была в Румынии с его женой, а когда она умерла, я решила поехать в Германию одна», — вспоминает женщина.

В 1920 году Чайковский был убит в перестрелке в Бухаресте, и Анна (так она себя называла) оставила ребенка родственникам Чайковского и бежала в Берлин, где надеялась найти Романовых.

Баронесса Буксгевден, которая незадолго до ареста установила контакт с семьей Николая II, посетила Анну, не узнала в ней Анастасию и вынесла ей суровый приговор — самозванка.

Тем временем Анна поверила барону и баронессе фон Клейст, которые забрали ее из клиники к себе домой и относились к ней со всей заботой и вниманием.

Слава чудесно спасенной принцессы притягивала в дом Клейстов весь свет русской эмиграции.

Однако, когда Анна сказала Клейстам, что будет бороться за их права (речь шла в основном об огромном наследстве Романовых, которое находилось на банковских счетах за границей), они разочаровались в ней, поняли, что она на самом деле самозванка, и попросили ее покинуть их дом.

Некоторое время Анна жила с полицейским инспектором Грюнбергом, которому, очевидно, правительство поручило следить за таинственной личностью.

Послевоенная Германия, естественно, была заинтересована иметь в своих руках такой мощный козырь, как княгиня Романова, в политической борьбе с Россией. Анне был назначен опекун — фрау фон Ратлефф — и активно продвигалась идея, что Анна на самом деле дочь Николая II.

  Куда исчезла девочка из «Красной шапочки», которую все считали мальчиком. Про красную шапочку фильм 1977.

Однако ни личный слуга царя Алексей Волков, ни воспитатель царевича Алексея Пьер Жильяр, лично допрашивавшие Анну, не нашли никакого сходства с Анастасией.

Сестра Николая II, великая княгиня Ольга, пожалела Анну и долгое время переписывалась с ней, посылая ей подарки. Однако с 1926 года переписка прекратилась по неизвестным причинам.

В 1928 году Анна переехала в США, куда ее пригласила великая княгиня Ксения. Там она вышла замуж за Джона Манахана, профессора Университета Вирджинии, с которым прожила всю оставшуюся жизнь.

С 1928 года велась судебная тяжба за признание Анны Анастасией Романовой, но в 1961 году суд Гамбурга окончательно прекратил это дело. В конце жизни она была помещена в психиатрическую больницу, на этот раз в Шарлотсвилле, штат Вирджиния, США.

Анна умерла, так и не будучи признанной семьей Романовых. Она умерла от пневмонии 12 февраля 1984 года. Ее тело было кремировано в соответствии с ее волей, а прах захоронен в часовне замка Зеон в Баварии.

Знакомство с Анастасией

Карл Густав Маннергейм, выходец из бедной аристократической семьи, рано понял, что ему придется искать свой собственный путь — он не унаследовал ни денег, ни связей. Единственное, что он унаследовал, — это великий титул. В 1887 году он поступил на службу в императорскую армию, но его жалованье едва покрывало расходы. А потом удача пришла сама собой.

На одном из светских мероприятий Карл познакомился с Анастасией Араповой, красивой дочерью генерала. Девушка не испытывала недостатка в поклонниках, но статный молодой всадник нравился ей больше всех остальных.

Кстати, было немало свидетельств того, как бравый солдат умел влиять на сердца женщин: они безоговорочно влюблялись в него, а ему удавалось сохранить дружеские отношения после их расставания. Например, графиня Сувалова, одна из его любовниц, стояла полная скорби у гроба жены Маннергейма Анастасии в Париже.

Карл Густав Маннергейм (1867-1951)

Выгодная женитьба

Вернемся к свадьбе. Отец Насти, Николай Устинович Арапов, умер, и она стала богатой наследницей. Карл Густав не мог не видеть, что брак представляет собой не только законные отношения с юной красавицей, но и возможность расплатиться с долгами и перестать жить так скромно и смиренно.

Некоторые утверждают, что Маннергейм злоупотреблял своим новым статусом, тратя деньги жены на скачки, светские вечеринки и зарубежные курорты. Говорят также, что он был более предан Софье Араповой, младшей сестре Анастасии. Но так как большая часть наследства досталась старшему ребенку, Карл решил жениться на Насте.

Одни из портретов Анастасии Николаевны

Рождение совместных детей

Его жена любила его и родила первого ребенка в первый год их брака — их дочь назвали в честь ее матери. Вскоре Анастасия снова забеременела, но мальчик умер при рождении. Отношения между супругами стали ухудшаться — муж-карьерист позволял себе слишком многое, в том числе и не всегда тайные романы.

Тем не менее, в 1895 году Анастасия родила девочку Софию. Похоже, ей очень понравился неугомонный Карл. Женщина не только простила ему высокие требования и побочные занятия, но и продала несколько имений отца, чтобы ее муж мог делать то, что хотел.

В 1900 году Карл Густав был награжден орденом Святой Анны, и его карьера пошла в гору. Анастасия закончила обучение на медсестру и ушла из дома — совершенно неожиданно.

Дочери Анастасия и София

Аверис Яковелли, или великая княжна Мария

Мария была третьей дочерью императорской семьи, и на момент казни ей было 19 лет.

Слева - великая княжна Мария, справа - Аверис Яковелли

Информацию об Аверисе Яковелли можно найти в книге Мишеля Вартеля «Дело Романовых» 2008 года. Согласно исследованиям автора, Яковелли появился в польской деревне в 1919 году. Все ее тело было покрыто шрамами от тяжелых травм. В то же время девушка категорически отказывалась говорить о своем прошлом и происхождении.

Читайте также: Княгиня Софья Урусова, любовница Николая I.

По какой-то причине в деревне распространился слух, что Аверис может быть чудесным образом спасенной дочерью российского императора. Сама девушка, видимо, не знала таких слухов: вскоре она переехала в другую деревню. Но слухи о ее царском происхождении стали преследовать ее на новом месте жительства: Теперь ее называли великой княгиней Марией.

В 1921 году Аверис Яковелли вышла замуж за польского солдата Карка Дягого. Вскоре у супругов родился сын Николай. В 1956 году Николай умер от гемофилии — редкого наследственного заболевания, которым, кстати, страдал и сын последнего русского царя Алексей. Особенностью гемофилии является то, что часто ею страдают только мужчины, в то время как женщины являются носителями заболевания и могут передать его своим сыновьям. Император Алексей унаследовал гемофилию от своей матери, императрицы Александры Федоровны. Теоретически, ее дочери также могут быть носителями гена гемофилии — и если у них есть сыновья, они могут передать им болезнь.

По словам свидетелей, после смерти сына Аверис Яковелли несколько раз повторила, что теперь «вся семья, все до единого, мертвы». Однако она не высказывалась публично и не добивалась признания своего статуса харивны — в отличие, например, от Анны Андерсон.

Анна Андерсон, или великая княжна Анастасия

Анастасия — младшая из дочерей Николая II, на момент казни в Ипатьевском доме ей было 17 лет.

Слева - великая княжна Анастасия, справа - Анна Андерсон

Энн Андерсон, пожалуй, самая известная из самозванок. Ее история — по общему признанию, довольно рыхлая — легла в основу нескольких фильмов (в одном из которых Анну — чудом выжившую Анастасию — сыграла сама Ингрид Бергман).

Анна Андерсон привлекла внимание всего мира в Берлине в 1920 году, когда она попыталась покончить жизнь самоубийством, бросившись с моста в реку. Она была помещена в психиатрическую больницу, где врачи осмотрели ее и обнаружили на спине следы нескольких пулевых ранений.

  Французские актрисы, как французское вино – не транспортабельны, кроме Катрин Денев. Катрин денев биография личная жизнь.

Позже девушка представилась Анной Чайковской. По ее словам, из подвала Ипатьевского дома ее спас солдат Александр Чаковский, за которого она вскоре вышла замуж и родила сына. Несколько лет они прожили в Бухаресте. В 1920 году Чайковского убили, и Анна, оставив сына на попечение семьи мужа, уехала в Берлин к своей «тете», прусской принцессе Ирене.

Попытки доказать, что Анна Андерсон была великой княгиней в 1922 году, предпринимала ее соседка по палате в психиатрической больнице Мария Пойтерт. Ей удалось установить личность бывшего капитана одного из императорских полков, который лично знал дочерей царя. Пойтерт уговорил его встретиться с Анной Андерсон. Хотя встреча не убедила капитана в том, что перед ним Анастасия, среди русских эмигрантов быстро распространились слухи о возможном существовании царевны. Многие приближенные к императорской семье люди стали посещать комнату Анны Андерсон. Среди них были София Буксховен, фрейлина последней русской царицы, Мария фон Клейст, жена бывшего полицейского, принцесса Ирина, прусская принцесса Ирен, сестра императрицы Александры Федоровны и тетя настоящей Анастасии, Алексей Волков, бывший слуга русской императрицы, и Пьер Жиляр, воспитатель царских дочерей.

Читайте также: Княгиня Софья Урусова, любовница Николая I.

Наконец, в 1925 году Анну Андерсон посетила великая княгиня Ольга Александровна, родная сестра Николая II. Ни одна из них не узнала в Андерсон великую княгиню Анастасию по окончании их встреч. В 1928 году было опубликовано заявление, в котором некоторые из оставшихся в живых Романовых категорически отрицали родство с Андерсоном.

Улики против нее были самыми разнообразными: от того, что она не узнала многих приближенных к королевской семье, до того, что она не говорила по-русски, хотя и понимала его. Сама Андерсон объясняет последнее психологической травмой, полученной во время пребывания в ссылке, когда солдаты, охранявшие королевскую семью, заставляли их говорить друг с другом только по-русски, поскольку других языков они не понимали.

Частные сыщики, нанятые в 1920-х годах, пришли к выводу, что Анна Андерсон на самом деле была фабричной работницей польского происхождения Франциской Шанчковской. Она родилась в деревне Боровилхас, населенной поляками, которая в то время входила в состав Пруссии. Ее родными языками были немецкий и польский. Это объясняет, почему самозванка понимала немного по-русски, хотя и не говорила на нем.

Тем не менее, многие русские и немецкие дворяне не решались полностью отвергнуть версию о царском происхождении Анны Андерсон. Среди ее сторонников были, например, дети личного врача императорской семьи Евгения Боткина.

Явление Анастасии

Через некоторое время один из ее поклонников привез девушку из больницы к себе домой. Поскольку никто не знал ее имени, ее называли Анной. В этот момент Анна делает шокирующее признание: она — чудом спасшаяся великая княжна Анастасия Николаевна. Ее спас солдат, охранявший ее, — человек по имени Чайковский. Вместе они бежали в Румынию, где она родила ребенка. Затем Чайковский умер, и она бежала в Берлин, опасаясь преследований. Так Анна Чайковская стала Анной Чайковской.

Вскоре она рассорилась со своими благодетелями и стала передвигаться по домам иммигрантов. Один из них, человек по фамилии Грюнберг, знал Ирен фон Гессен, которая была тетей Анастасии, и уговорил ее навестить свою «племянницу». Она смотрела на нее и думала, что она немного похожа на Татьяну, но не на Анастасию, и наконец с уверенностью заявила, что это не ее племянница.

Девушка продолжала скитаться и в конце концов поселилась в доме фон Ратлеффа, прибалтийского немца, который стал ее самым верным покровителем. Тем временем слухи об Анастасии распространились в эмигрантских кругах по всей Европе. Вскоре на нее обратила внимание ее «бабушка» — вдовствующая царица Мария Федоровна, жена Александра III. Она решила еще раз осмотреть девочку, чтобы убедиться, что это не ее внучка.

Она послала своего слугу Волкова, который хорошо знал семью и даже был изгнан вместе с ними, но, к счастью, избежал казни. Волков дважды встречался с Чайковской и категорически заявил, что не имеет никакого отношения к Романовым.

Все, кто хорошо знал императорскую семью и имел возможность навестить девушку, сделали это, но почти никто не узнал ее. Воспитатели царских детей, Гиллиард и Гиббс, утверждали, что девочка не похожа ни на одну из царских дочерей даже внешне, не говоря уже о том, что ее родным языком, похоже, является немецкий, а русский и английский ей неизвестны. Настоящая Анастасия, напротив, не знала немецкого языка, но с детства говорила на английском и русском.

Ольга Александровна (тетка Анастасии) хотела верить в чудо и сомневалась в утверждениях слуг, фрейлин и учителей, поэтому решила сама увидеть девочку. Однако она была очень разочарована: то, что перед ней стояла ее племянница, было невозможно.

Анна все больше погружалась в роль Анастасии, начала открываться журналистам и тем самым поставила под угрозу репутацию некоторых представителей аристократических кругов. Например, она утверждала, что помнит своего дядю по материнской линии, герцога Эрнста Людвига Гессенского, который приехал в Петербург во время Первой мировой войны. Поскольку в то время шла война между Германией и Россией, герцог оказался в сложном положении и мог быть признан предателем.

Своими безрассудными откровениями она нажила себе врагов, прежде всего Эрнста Людвига, который сделал все возможное, чтобы выяснить истинную личность девушки, называвшей себя его племянницей.

Он нанял лучших сыщиков, которые выяснили, что за последние годы в Бухаресте не записывали Чайковского и что легенда об «Анастасии» — ложь. Им также удалось выяснить личность девушки. Согласно их предположениям, ее настоящее имя было Франциска Сканковска. Она работала на оружейном заводе, где была тяжело ранена после попадания снаряда. Этим объясняются многочисленные шрамы на ее теле. Ее жених погиб во время войны, и в 1916 году она была помещена в психиатрическую больницу. За несколько месяцев до того, как «Анастасия» внезапно появляется на мосту, следы Санчковской исчезают.

  Три истории любви Юрия Яковлева. Яковлев юрий евгеньевич.

Борьба за «золото Романовых»

В США она познакомилась с Глебом Боткиным, сыном заместителя врача императорской семьи Евгения Боткина, который был расстрелян вместе с императорской семьей. Боткин вместе со своей сестрой Татьяной стал одним из самых активных сторонников ее царского рода и поддерживал девушку до самой ее смерти.

В Америке «Анастасия» жила как экзотическая знаменитость, вдали от Европы, где другие Романовы начали публично заявлять, что девушка была самозванкой, и где был опасный герцог Гессенский, который начал крестовый поход против нее.

Боткин принимал самое активное участие в подготовке юридической кампании, которая в конечном итоге позволила бы прояснить историю и идентифицировать девушку как Анастасию Романову. Слухи о невероятном богатстве короля, якобы хранящемся в некоторых банках, затем распространились по всему миру. Слухи о золоте Романовых волновали не только русских эмигрантов, но и многих иностранных искателей приключений.

Легенды о золоте Романовых передавались из уст в уста, а суммы, о которых шла речь, были совершенно фантастическими и исчислялись сотнями миллионов долларов (т.е. в сегодняшних деньгах это были бы миллиарды). Легенды о «золоте Романовых» сохранились до сих пор, особенно в то время, когда до революции оставалось всего несколько лет.

Поиском баснословных денег Романовых сразу после революции занималась специальная комиссия, созданная Временным правительством. Комиссия очень старалась, но почти ничего не нашла. Первый глава Временного правительства Львов позднее вспоминал: «Их личные средства были обнаружены. Он оказался небольшим. В одном из иностранных банков пересчитали все средства семьи и получили 14 миллионов рублей. Больше у них ничего не было.

На самом деле, до войны денег было немного больше, но с началом военных действий царь решил показать пример своим подданным и перевел все свои деньги в Россию, чтобы потратить их на госпитали. Вклады царских дочерей были обработаны таким же образом; только небольшая часть денег осталась в немецких банках, так как их нельзя было перевести из-за войны. Но даже эти деньги обесценились после немецкой революции, инфляция в Веймарской республике была огромной, и реальная стоимость сбереженных вкладов была исчезающе мала.

Большинство банков отрицали, что у них есть румынские вклады, но некоторые банки ответили, что раскроют счета только законным наследникам вкладчиков, что повысило интерес и дало надежду на золото.

Боткин был убежден в существовании царских миллионов и сумел заразить своей убежденностью нескольких предприимчивых, но легковерных американцев. Он создал акционерное общество и пообещал выплачивать акционерам дивиденды из будущих романовских миллионов. Инвестиции казались выгодными, потому что никто не знал точной суммы, но все считали, что речь идет о десятках или даже сотнях миллионов долларов. Ему также удалось убедить адвоката взять бизнес в свои руки за свой счет и потребовать большой процент от будущей прибыли. В конце концов, он уничтожил адвоката.

В течение нескольких лет он готовился к суду, разыскивая свидетелей, которые могли бы быть полезны Анастасии. Очевидно, они также были заинтересованы в дележе будущих миллионов. Ему даже удалось разыскать бывшего военнопленного австро-венгерской армии, охранявшего дом Ипатьевых, который подтвердил, что лично спас Анастасию вместе с неким чекистом из России, имя которого не упоминается по «соображениям безопасности».

Анна или всё-таки Анастасия

Хотя суд так и не установил окончательную личность девушки как Анастасии, ее история, казалось, не соответствовала другим псевдо-Романовым. Слишком много людей хотели верить в эту историю. Состояние развития науки в то время не позволяло провести простой анализ ДНК и установить истину, поэтому приходилось полагаться на улики и косвенные доказательства.

Сторонники Анастасии выдвинули ряд аргументов, чтобы доказать, что девушка была настоящей Романовой:

  • внешнее сходство с одной из царских дочерей;
  • врожденная вальгусная деформация стоп, которая была у настоящей Анастасии;
  • наличие шрамов от ранений;
  • знание некоторых деталей быта царской семьи.

У оппонентов было больше аргументов:

  • некоторое внешнее сходство имелось с Татьяной Романовой, однако девушка называла себя Анастасией, на которую совсем не была похожа;
  • девушка говорила на немецком, но совсем не знала английского и русского. Реальная Анастасия с детства свободно говорила и по-русски, и по-английски, а вот немецкого, напротив, не знала, за исключением нескольких слов;
  • никто из близкого окружения семьи, а также близких родственников не признал в девушке Анастасию;
  • обе истории её чудесного спасения выглядят невероятно и неправдоподобно;
  • девушка не узнавала людей, которых Анастасия знала очень хорошо, или путала их с другими;
  • знания о быте царской семьи были поверхностны и могли быть взяты либо из открытых источников либо пересказаны некоторыми приближёнными ко двору особами, признававшими девушку Анастасией;
  • девушка демонстрировала незнание православных обрядов и в храмах молилась, как католичка, что было невозможно в случае Анастасии;
  • слепки зубов Анны совершенно не соответствовали слепкам Анастасии, что засвидетельствовал дантист царской семьи;
  • хозяйка дома, в котором в своё время снимала жильё девушка, уверенно опознала её как Франциску Шанцковскую.

Уже в начале 21 века, после обнаружения останков царской семьи, по просьбе потомков Боткина были проведены анализы ДНК, и генетический материал, сохраненный Андерсоном, был сравнен с ДНК родственников царской семьи и потомков Шанцковского. В случае с королевской семьей тест не показал никакой связи. Но в случае с Шанцковскими это подтвердилось.

Похоже, что дело можно закрыть, подозрения оправдались и «Анастасия Романова» на самом деле Франциска Шанцковская. Но сторонников «подлинности» Анастасии это не поколебало. Они по-прежнему верят, что она настоящая Романова и что тест ДНК ошибочен. Непризнание Анны Андерсон Анастасией Романовой они объясняют либо интригами герцога Эрнста Людвига, либо интригами Кирилла Владимировича Романова, который якобы препятствовал тому, чтобы живая наследница была объявлена главой императорского дома в изгнании.

Оцените статью
PoliceWoman
Добавить комментарий