Мама за решёткой: как живётся заключённым, родившим детей в тюрьме. Жизнь в тюрьме рассказы заключенных.

Лучшие работы представляются родителям учеников, и они гордятся своими детьми, продолжает директор школы. Сами бывшие заключенные также понимают важность обучения: один из выпускников поблагодарил учреждение за навыки работы на компьютере: «Для своих детей я не зэк, а начало, это многого стоит», — признался он Елагину.

Жизнь после тюрьмы: интервью с бывшим заключенным

Жизнь каждого осужденного делится на «до осуждения», «наказание/исправление» и «свобода». Ни один из этих периодов не может быть совмещен. Человек проживает три разные жизни и снова и снова пытается создать систему принципов и ценностей.

Вначале вы живете несчастливо, строите планы. У вас могут быть дети, отношения, работа, верная собака. Вы знаете, что есть тюрьмы, что все это страшно. Но это не ваше дело, вам все сойдет с рук. А потом «бум», и вы не знаете, что делать.

Вы в тюрьме и пытаетесь вспомнить все, что знаете об этом месте. Что вы думаете об этом? Например, я думаю о жестоких и кровавых фильмах, где новички не живут с первого дня, им приходится выживать. А лидер — здоровенный парень с татуировкой и шрамом на лице, который одним взглядом говорит вам, что вы уже наполовину мертвы. Сейчас это звучит смешно, но когда вы сталкиваетесь с подобной ситуацией, вы теряетесь. И он снова становится ребенком, который не может ходить. Выясните для себя, что вы можете делать, а что нет.

Заключенные в камере

А потом? Что бы вы сделали, если бы были молоды и провели всю свою юность в тюрьме? Пока ваши сверстники путешествовали, читали книги, расставались и вступали в новые отношения, пока они меняли свой музыкальный вкус и примеряли не один модный галстук-бабочку, вы переживали один и тот же день. Подумайте о своей жизни, скажем, восемь лет назад. Как это было? Теперь представьте, что вы попали в настоящее. Вы не знаете Скриптонита, не знаете новых улиц и баров. Что бы вы сделали? Что люди будут думать о вас?

Есть два способа жить дальше после осуждения: совершить преступление и вернуться, или наверстать упущенное и жить свободной жизнью. Опять же, вам придется порвать с уже сложившейся системой ценностей и адаптироваться к новому миру. Если кто-то пытается устроиться на работу, является хорошим сотрудником, но имеет судимость, попрощайтесь с ним. Если он пытается завести друзей, а они боятся его заключения. Если он просит о поддержке, но она не дается ему из-за страха, он сдается. В этом случае он пытается придерживаться второго плана, но слышит только «нет». Что же остается? Вернуться туда, где его не отвергают. И это уже не его вина, а наше стереотипное поведение.

Заключенный в камере

Социологическое исследование в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (Россия) подтверждает мои слова. Согласно исследованию, «заключенный во время отбывания наказания должен пройти как минимум через три очень сложные ситуации адаптации:

  • первичная адаптаци я к исправительному учреждению;
  • адаптация к сложившимся условиям пребыван ия в исправительном учреждении;
  • адаптац ия к условиям жизни на свободе.

В результате его способность к адаптации значительно снижается, и он иногда не может адекватно справляться с негативными последствиями изоляции от общества в условиях тюремного заключения. Это приводит к проблемам с адаптацией к жизни на свободе.

Основные проблемы, с которыми сталкиваются заключенные, — это, в частности, адаптация в тюрьме:

  1. недостаточная осведомленность о событиях, происходящих на свободе;
  2. отсутствие квалифицированной психологической помощи;
  3. трудности с устройством на работу;
  4. отсутствие постоянного места жительства;
  5. недостаток материальных средств;
  6. наличие судимости.

Все это можно проследить на истории одного героя. Олег (имя изменено) согласился поделиться своим опытом.

«В 21 год моя жизнь мало чем отличалась от жизни обычного молодого человека: у меня была девушка, нормальная машина, я учился в институте в Москве и работал на полставки. Было только одно слабое место: мягкие наркотики. Я курил иногда с друзьями. Меня дважды штрафовали за вождение в нетрезвом виде. В первый раз я пил пиво, а во второй — курил с другом.

«Я решил покурить с друзьями. Мы все внесли свой вклад, и я пошел купить немного. В 2011 году я был осужден на восемь лет по статье 328 части 3 Уголовного кодекса за пособничество и подстрекательство к покупке марихуаны.

На тот момент расследование уже длилось шесть месяцев. От своего адвоката я узнал, что меня ожидает. Поэтому реакции на приговор не последовало. На самом деле, я почувствовал облегчение. Тюрьма и зона — это две разные вещи. После тюрьмы вы отправляетесь на зону. Там есть дома, и вы можете выйти на улицу. Так что дорога к следующему этапу проложена».

Обстановка в исправительной колонии

«В зоне вы оказываетесь в комнате, где живут 20-30 человек. Распорядок дня ничем не отличается: вы всегда встаете в 6 утра и идете в столовую. Вы съедаете около 7 столовых ложек овсянки, сваренной на воде. Если перевернуть тарелку вверх дном, каша совсем не вываливается. Кроме того, есть белый хлеб, который неотличим от коричневого. Потом на работу. Подвозить 300-500 человек в цех и работать по восемь часов в день. Им даже не платят за это. Свободное время — 2 часа и выходные дни. Всегда одно и то же на протяжении восьми лет.

«Вы живете бок о бок с разными людьми: и наркоманами, и алкоголиками. Когда возникают конфликты, это происходит по непонятным для меня причинам. Чаще всего это мелочи. Представьте себе следующее. В клетках почти ничего нет. Ручки, бумага, книги, электрические котлы. Конфликт может возникнуть, если вы посмотрите не в ту сторону, скажете что-то не то или захотите прийти на чай слишком рано. Такие конфликты можно объяснить только стрессовой ситуацией. Каждый сталкивается со своей судьбой. И так можно выпустить пар.

Со стороны администрации, однако, наблюдается большая враждебность. Если вы хотите узнать человека, вы должны расширить его возможности. Я видел сотни оскорбительных и высокомерных ситуаций, исходящих от них. Например, если в тюрьме вы проситесь в душ, вас игнорируют. Если вы заболеете в зоне и обратитесь к врачу, он пообещает вам помочь, но, скорее всего, не поможет. Пример: человек заболел. Он жил в комнате, где самый сильный и авторитарный решил всегда оставлять окно открытым. После того, как его выписали из медицинского учреждения, он попросил, чтобы его не забирали обратно. Эту просьбу проигнорировали, не разобравшись в ситуации. Он пошел к своей матери и умер на следующий день. Моему соседу говорили, что он здоров, пока врач, посетивший его, не обнаружил у него пневмонию. Или вы идете к стоматологу, а он удаляет не тот зуб.

Заключенные показывают жест

Тюремная система несовершенна. Правила справедливы и хороши, но только на бумаге. Время — это наказание, а не исправление. Есть достаточно людей, которые потеряли рассудок. Человек может разговаривать сам с собой, кричать на стену. И никому нет до него дела. Он живет и должен жить. Что можно сказать о других вещах.

  Биография Веры Шпак. Вера шпак фото.

Если там нет волевой поддержки, психическое и физическое здоровье человека находится под вопросом. Пример: человек получил 10 лет за убийство. Он был выходцем из неблагополучной семьи на задворках общества. Никто не поддерживал его, и он очень боялся. Однажды его сестра прислала ему письмо, в котором говорилось, что она отправила посылку. И было достаточно мелочей, чтобы сделать его счастливым. Поэтому он ждал посылку и с утра до вечера ходил вокруг казармы. Он ждал неделю, две недели. И в конце концов он повесился. И такие случаи нередки. Он потерял много денег, его девушка бросила его — он повесился».

Застрять во «вчерашнем дне»

В 1995 году Александр Тишкин, инженер по производству швейных машин из небольшого промышленного города Белово в советской области Кемерово, был приговорен к семи с половиной годам лишения свободы за грабеж.

«Когда в Кузбассе начался грабеж, я работал на швейной фабрике, — вспоминает он, — десять месяцев не получал зарплату. У меня не было другого выбора, кроме как пойти на преступление, чтобы добыть еду. Я не извиняюсь за это, но у меня не было других вариантов.

Осужденные ИК-2 ГУФСИН по Новосибирской области. Архивное фото

Он описывает годы, проведенные в тюрьме, как «потерянное время»: когда он вышел из тюрьмы, мир радикально изменился, и он оказался во «вчерашнем дне». Но хуже всего было то, что Тискин даже не присутствовал.

Пока он отбывал наказание, его мать продала квартиру, в которой он был прописан, мошенникам. Через шесть месяцев после освобождения мужчине пришлось доказывать, что он является гражданином России: «Меня «вычеркнули» с этого адреса, как будто я там никогда не жил.

Но даже после получения паспорта Тишкин столкнулся с клеймом позора: Получив образование инженера и плотника, он не везде мог найти работу. Отдел безопасности каждой компании проверял его судимость. Но даже без документов было видно, что он сидел в тюрьме. «У меня были глупые татуировки на руках», — говорит мужчина.

Сначала он жил с отцом в съемной квартире, потом отец съехал. Это оставило его без друзей и семьи, без постоянного места жительства и работы.

«Чувство одиночества заставило меня замолчать. Но я не позволял себе унывать. Мой характер сформировался за годы заключения: Я много думал о будущем и понимал, насколько опасно потерять свободу», — говорит Тишкин.

Исправительные колонии

Порочный круг

Более шестисот тысяч россиян отбывают наказание в тюрьмах, говорит Алексей Юношев, начальник отдела защиты прав человека в местах лишения свободы аппарата Уполномоченного по правам человека. Каждый год их выпускается около 300 000.

Освобожденные получают личные вещи, сухие продукты питания и проездные документы. Вы можете получить свой паспорт обратно, оплатив государственную пошлину в Сбербанке. Однако за годы заключения многие люди забывают свои паспортные данные, а затем испытывают трудности с получением удостоверения личности обратно. По словам правозащитника, это лишает их доступа к социальной и медицинской помощи, поскольку у многих заключенных диагностированы серьезные заболевания.

Открытие молельных комнат в Бутырском следственном изоляторе

Однако это не самая большая проблема, продолжает Юношев, поскольку бывшим заключенным трудно реинтегрироваться в общество, когда их социальные связи разорваны. Также нелегко начать новую жизнь, так как они неоднократно отказываются от работы. Большинству заключенных выдаются сертификаты на работу, но они всегда имеют печать Федерального бюро тюрем. Если вы представите их работодателю, вы упустите свой последний шанс получить работу. Часто дело даже не доходит до собеседования: многие бывшие заключенные не знают, как составить резюме и вежливо общаться по телефону, например, представиться в начале разговора.

Нежелание общества принять бывшего заключенного приводит к тому, что он или она либо рецидивирует, чтобы вернуться в более привычную тюремную систему, либо находит утешение в наркотиках и алкоголе, говорит Юношев.

Исправительная колония в Приморском крае

Потерянная свобода

«Мне нужно было найти себя, и я объездил всю Россию», — вспоминает Александр Тишкин. За десять лет своих скитаний он посетил все крупные города. В каждом из них он жил в центрах социальной реабилитации для бывших заключенных: на каждой автобусной остановке на столбах висят объявления, предлагающие помощь людям, попавшим в «трудную ситуацию». Это та ситуация, в которой я оказался», — говорит он.

Такие организации полагаются на личный энтузиазм людей, которые обычно имеют опыт работы в тюрьмах. В Казани есть успешный пример такого центра. Им руководит Азат Гайнутдинов, член Общественной палаты Татарстана. В конце 1990-х годов Гайнутдинов был заключен в Казанскую исправительную колонию № 2 на три года и восемь месяцев. Там он увидел людей, которые снова и снова возвращались в колонию.

Свадьба в тюремной церкви на территории исправительной колонии в Омске

«В день моего освобождения бригадир из лаборатории по имени Фарид вышел со мной на улицу. Я случайно заметил его глаза, это были глаза потерянного человека. Вдруг я заметил, что он совсем не рад своему увольнению и заметно нервничает, — рассказывает Гайнутдинов, — Вдруг он спросил меня: «Что мне теперь делать? Мне некуда идти. И тут в голову пришла мысль: а сколько таких людей, как он, не надеются никуда и ни к кому попасть после освобождения?

В Татарстане более 12 500 человек отбывают наказание, и каждый год около четырех тысяч из них освобождаются из мест лишения свободы. Но в то же время пенитенциарные учреждения заполнены таким же количеством заключенных, более 65% из которых — люди, отбывающие наказание не в первый раз, сказал Гайнуддинов.

Основная задача центра — помочь освободившимся заключенным вернуться к полноценной социальной жизни. В организации работают юристы и психологи, заключены соглашения с муниципалитетами и малыми предприятиями, чтобы обеспечить заключенных работой. Содержание одного человека обходится в среднем в 20 тысяч рублей: благотворительные организации помогают финансировать это. С 2015 года центр посетили около пятидесяти человек, и большинство из них нашли работу, а некоторые открыли собственный бизнес.

© РИА Новости / Виталий Аньков / Go to mediabank Заключенные на выпускных экзаменах в вечерней средней школе.

Заключенные во время выпускных экзаменов в вечерней общеобразовательной школе

«Перспектив нет»

— Перед тем как меня выпустили из тюрьмы, я сказал себе: «Я выйду и совсем не расстроюсь! Никогда!» В течение первого месяца я так и делал. Ты был бы как Ксено в Сан-Сити. Все интересно, телефоны новые. Но потом вы понимаете, что тема не изменилась. Люди все те же. Просто тяжело видеть старых знакомых. Вы вместе закончили колледж, и вот мужчина с карьерой и жильем, который уже многого добился. И ты забыл все, что умеешь делать. И ты никогда не найдешь хорошую работу. Поэтому вы идете на обычную работу.

Можете ли вы представить, каково это для тех, кто занимался бизнесом и пришел к легким деньгам? Когда они выходят из тюрьмы, то обнаруживают, что у них нет никаких перспектив. Им становится скучно, и они думают, что жизнь в тюрьме не так уж плоха. Здесь не так много страданий, ты всегда знаешь, чем закончится день. Внешне существует множество соблазнов. И, возможно, у вас остались старые связи. И круг замыкается…

  Кто муж телеведущей Екатерины Андреевой. Андрей назаров муж екатерины андреевой.

Когда меня уволили, мне сказали, чтобы я шел в областную администрацию. Они обещали мне большую выплату. Мне пришлось собрать кучу бумаг и терпеть пренебрежительные вопросы. «Для чего тебе нужны деньги? Зачем?» Зачем кому-то нужны деньги для человека с ребенком, который не нашел работу через полтора месяца после заключения? В итоге они дали мне 150 рублей.

У тех, кто отбыл наказание в Беларуси, мало шансов на достойную жизнь, если только у них нет богатых родителей и связей.

После тюрьмы я устроился на работу в пиццерию через знакомого. Я работал за копейки и центы и был на мели. Затем я занялся ландшафтным дизайном. Уже через год я понял, что это путь в никуда. И у меня есть семья. Мы решили что-то изменить и поехали в Польшу. Уезжать было страшно: ни друзей, ни знаний, ни языка. Но все прошло хорошо. Моя работа в Польше также самая легкая. Только здесь можно накопить на отпуск, имея легкую работу, и в целом жить хорошо.

Сергей (по просьбе героя имя изменено) «То месть обдумываешь, то молишь Бога о прощении»

— Я получил два года из-за коррупционной статьи*. В моем случае плата была уплачена, но судебного разбирательства не последовало. Все эпизоды, которые мне поручались, решались коллективно и основывались на детальных финансовых соображениях. Так что я — еще один человек в статистике борьбы с коррупцией.

Я думал, что выйду быстрее, но законы стали строже. Существует запрет на досрочный выход для коррупционеров. Даже несмотря на то, что в большинстве своем это достойные люди, имеющие многочисленные квалификации в этой стране и за рубежом. Просто «правоохранительные органы» должны показать результаты. Я провел год в тюрьме КГБ, потом в Володарке, потом во многих других местах. За это время я имел дело с чиновниками разного уровня и разной дисциплины, которые были осуждены по аналогичным статьям.

В тюрьме многое делалось для того, чтобы заполнить ящик. Работа была просто для показухи, исправление осужденных было просто для показухи. Система создана для того, чтобы унижать людей, а не делать их лучше. Условия в КГБ, например, ужасные. Очень маленькая камера с тремя двухъярусными кроватями, где должны находиться пять человек. Они по очереди поднимаются с пола на койки.

Там я познакомился с бывшим детским хирургом. Человек, который до сих пор помнит каждого тяжелобольного ребенка, вынужденного лежать под нарами в щитовой. Его коллеги не забывали его, поддерживали и писали ему много писем.

Они позвонили мне в конце рабочего дня. Я провел четыре дня в одежде, в которой меня держали. Моим родственникам сообщили только утром. Мольбы и опасения моей престарелой матери за свое здоровье были проигнорированы. Я думаю, это показывает, насколько вы зависимы от них. И под давлением дается «правильная» информация.

Все пропитано унижением. Но, к сожалению, вы все больше и больше привыкаете к этим обстоятельствам, чем дольше вы их переживаете.

Для некоторых людей это может быть нормальным явлением. Но для меня это жестоко. Это безумие — брать людей с улицы и не давать им даже минимального гигиенического набора или халата. Это безумие — водить их в туалет дважды в день.

Все пронизано унижением. Но, к сожалению, чем дольше вы живете в таких условиях, тем больше вы к ним привыкаете. На суде я услышал последнее слово от людей, участвовавших в деле. Через несколько месяцев их выпустили под залог. Поэтому они продолжали говорить об унижении, которое испытали и запомнили на всю жизнь. А те, кто сидел в тюрьме дольше, даже не помнили об этом.

«Нет цели быть хорошим»

— Тюрьма сама по себе не самое худшее место, там много достойных людей. Конечно, есть и те, кто попал в тюрьму в детстве. Они уже седые и зрелые, но их головы все еще там, в молодости. Они не растут. Даже те, кто много читает, все равно отрезаны от общества. Люди должны взять себя в руки, чтобы не сойти с ума. Они рассказывают другу сказки и верят в них. У них были машины и женщины. Потому что трудно принять, что вся твоя жизнь была такой, что этого не было.

По крайней мере, можно определить, лишил ли человек жизни. Но что если это ребенок, который сидел в тюрьме за наркотики? Группы вмешательства по борьбе с наркотиками — это в основном люди из нормальных семей. С помощью себя и своих родителей они могут, например, поставить окна. Поэтому тюрьму ремонтирует не государство, а семьи заключенных. О какой реабилитации в таких абсурдных условиях идет речь?

Каждый мечтает найти миллионера, приложить к его груди утюг и выжать из него деньги. Хоть на год, хоть на несколько месяцев, но они будут жить нормальной жизнью.

Иногда они показывали нам хорошие фильмы. Вдохновляющий, социально ориентированный. Хорошо жить то там, то здесь, после тюрьмы ничего не теряется, пока ты усердно работаешь. Но обычно речь идет не о Беларуси. Но когда человек освобождается, его мать старая, он не может ее оставить. Что она должна делать? Поэтому единственные пустоты направлены на американскую мечту.

Самое страшное, что люди с длительными тюремными сроками бесполезны и ни на что не способны. Они мечтают найти миллионера, приложить к его груди утюг и выжать из него деньги. Хоть год, хоть несколько месяцев, но они будут жить нормальной жизнью. Они не хотят идти работать на благо общества и быть хорошими. Чем больше времени вы проводите в тюрьме, тем больше вы злитесь. Вы находитесь в замкнутом пространстве с незнакомыми людьми. Даже на воле иногда трудно найти человека, который тебе дорог. В лагере вы всегда один. А мысли, конечно, разные. Человек думает о мести или просит Бога о прощении.

У меня сложилось впечатление, что для убийц и насильников единственная возможность «исправления» — это вырасти в тюрьме, потому что на протяжении многих лет тюрьма была их домом. В лагере должно быть какое-то содержание, чтобы они могли организовать свою жизнь. Дополняя свою пищу тем, что они производят. Тогда, возможно, что-то изменится, и люди станут лучше.

«Родные не знают, что я замужем». Откровенные истории трех женщин, которые ждут мужей из колонии

ds

В Новосибирской области насчитывается 13 425 заключенных. Большинство из них — 12 344 — мужчины. Многие ждут дома своих жен. Есть и те, кто находит любовь, уже находясь в заключении — только в 2019 году 137 пар поженились, не выходя из тюрьмы. Мы поговорили с теми, кто ждет своих мужей в колониях, о том, каково это — видеть любимого человека лишь раз в несколько месяцев, как лишение свободы меняет людей и каково это — жениться в центре временного содержания.

  Невероятное превращение девочки с «маской Бэтмена» почти завершено — вот как она выглядит. Луна феннер сейчас.

Люди, о которых мы сегодня поговорим, прошли через многое. Мы благодарны им за то, что они нашли в себе силы рассказать об этом нам и вам. Мы надеемся, что вы будете максимально точны в своих комментариях.

Кто и почему находится в тюрьме: Евгений получил четыре года за 228, в том числе за наркотики

В январе 2019 года, во время новогодних каникул, Евгений внезапно исчез — перестал отвечать на звонки и сообщения своей девушки Маши (на тот момент они были вместе уже четыре месяца). На следующий день она получила сообщение от неизвестного мужчины, который написал, что Евгений подозревается в хранении наркотиков. Позже он был признан виновным в производстве наркотиков и приговорен к четырем годам лишения свободы. Маша не знала, что делает Евгений; по ее словам, это было «совершенно несовместимо с человеком, которого она знала». Даже лучший друг Жени Женя ничего об этом не знал. Позже мужчина рассказал ей, что давно думал об этом, но решился только за несколько месяцев до похищения.

— Мы были только вместе, но не жили вместе. Эта ситуация послужила толчком к развитию моих чувств, потому что сначала я сомневалась. Когда мы начали переписываться, он уже в первом письме написал, что любит меня, и я немного волновалась. Я поняла, что он был в такой ситуации и, возможно, немного запутался в своих чувствах. Может быть, на самом деле это не так, но он был напуган и обманывал себя. Именно в это время мы познакомились с его родственниками, которые приехали из другого города», — вспоминает Мария.

Поначалу, говорит она, она не могла оставить мужчину одного в его трудной ситуации и хотела помочь Евгению:

— ‘Я тоже испытывала определенные чувства, когда мы были вместе, но я не была готова назвать это любовью. Мы переписывались друг с другом, общались во время визитов в СИЗО, и за это время я начала понимать, что чувствовала взаимность и помогала не только потому, что хотела помочь, а потому что он был мне дорог и я хотела быть с ним независимо от того, как будет развиваться ситуация. После некоторого времени, проведенного в следственном изоляторе, он сделал мне предложение, и я согласилась, не раздумывая», — говорит Мария.

Свадьба в следственном изоляторе отличается от обычной свадьбы. Невеста подает заявление в ЗАГС, а второе заявление, которое предназначено для жениха, передается ей. Заявление отправляется в центр содержания, жених заполняет его, а невеста приносит второе заявление.

В назначенный день нужно прийти в ЗАГС, сдать паспорт и в сопровождении представителя отправиться в центр содержания под стражей. Там они выдают пропуск и ведут невест (обычно за один день регистрируется много пар) в коридор, где они ждут прибытия заключенных. Им приходится ждать часами, как это было в случае с Марией.

— Мы долго ждали, мои кудри спутались. На мне было платье, простое белое платье. Мы с ним случайно столкнулись в коридоре, где не должны были встречаться. Я забыла кольца в ящике, где хранятся все твои вещи, побежала за ними, а там был он, в куртке и джинсах, какой-то жених», — рассказывает девушка.

Ее жених одолжил куртку у своего товарища по заключению, который незадолго до этого женился.

Церемония длится от 10 до 15 минут, после чего у молодоженов есть еще 15 минут для общения.

— Мой отец находится по другую сторону баррикад — если называть преступниками всех людей, нарушивших закон. Теперь, когда рядом нет его отца, с которым можно поговорить, увидеться и познакомиться, мне будет трудно объяснить ему ситуацию. Мои друзья знают, я не скрываю этого и не стыжусь. Я не говорю родителям, потому что хочу защитить свое здоровье. Я уверена, что его отношение изменится, когда он освободится», — говорит Мария.

Сначала ее друзья показывали на нее пальцем и говорили, что она разрушает их жизнь:

Юлия и Александр (имена героев изменены). Вместе 2 года

Кто и за что: Александр получил 10 лет по статье 228, наркотики

Юля и Саша знали друг друга, но не общались. Затем он был отправлен в тюрьму на 10 лет: Юлия говорит, что взяла с собой подругу, у которой были наркотики. Девушка не знала, что Александр находится в тюрьме. Через год он сам написал Юлии — «хотел пообщаться». Они долгое время переписывались и часто звонили друг другу. После года такого обмена мнениями они оба пришли к выводу, что «они были счастливы быть друзьями, но не могли избежать своей судьбы».

Через полтора года молодые люди поженились. Юлия считает, что Александр был несправедливо заключен в тюрьму

— Доказательств причастности моего мужа не было, но его все равно посадили в тюрьму. Он находится в тюрьме уже три года. Вся моя семья была в шоке, у Саши была хорошая работа, он рос в хорошей семье, всегда был хорошим мальчиком, а потом он попал в тюрьму! Я никому не желаю пройти через подобное, в тот день все как будто умерли», — говорит она. Его друзья по-прежнему поддерживают его и ждут, когда он вернется домой. Никто не отвернулся, потому что это действительно была не его вина. Тяжело и ему там, и нам здесь ждать.

Джулия встречается каждые пять или шесть месяцев. С ней приезжают ее мать и сестра Александра — они уезжают через 24 часа, а Юлия остается на три дня.

— Назначение на должность — это очень волнительное время, и очень дорогое. Мы хотим, чтобы у нас была хотя бы домашняя еда, мы с мамой готовим дома, приносим с собой все, что можем. На свидание предоставляется небольшая комната, все чисто и удобно. В принципе, все в порядке. Рай находится в коттедже с тем, кого я люблю. После свидания примерно неделю ситуация очень грустная, — говорит Юлия.

Согласно статистике Федеральной службы исполнения наказаний, преступления, связанные с наркотиками, являются наиболее распространенной причиной, по которой россияне оказываются за решеткой. В 2019 году по этой статье было осуждено 120 000 человек, что составляет 28% от общего числа заключенных. Преступления, связанные с наркотиками, также являются наиболее распространенной причиной заключения женщин в тюрьму. По таким статьям осуждено 13,4 тыс. человек.

В декабре 2019 года в колонии строгого режима вспыхнула массовая голодовка после того, как туда были приняты сотрудники спецподразделения «Корсар». Подробнее о причинах мы писали здесь.

Оцените статью
PoliceWoman
Добавить комментарий