Две любви и одна жена Владимира Набокова. Вера евсеевна набокова.

«Дорогой мой, все ирландские женщины в мире бессильны (я только что видел третью из Татариновых — бывшую Муравьеву). Вы не должны так просто отпускать себя. Восточная сторона каждой минуты моей жизни уже окрашена светом нашей близкой встречи. Все остальное — темное, тусклое и скучное. Я хочу обнять и поцеловать тебя, я обожаю тебя».

9 цитат из писем Набокова жене Вере

В своих письмах Владимир Набоков рассказывал жене обо всем — о снах, которые ему снились, о «сосисках» и «кислом молоке», которые он ел, о любви и тараканах. В комментариях к девяти отрывкам из этой переписки мы рассказываем о привычках, заботах и идиосинкразиях великого писателя.

Переписка между Владимиром и Верой Набоковыми длилась с 1923 по 1976 год, но сохранились только письма ее мужа: Вера сожгла свою. Письма Набокова — глубоко личные и нежные — полны точных, порой язвительных наблюдений за современниками, описаний литературного процесса, материального мира и среды, в которой он жил и работал. Мы выбрали несколько отрывков (полностью переписку можно прочитать в книге «Письма к Вере», опубликованной «КоЛибри» в 2017 году).

О колбаске и земляничном компоте

«Я вернулся домой и съел второй ужин (мясо — в основном колбасу). Но мы не должны забывать о двух яйцах, овсянке и клубничном компоте, которые в совершенно неправильном общем случае «так ли велика электрическая сила частицы «не», что она может воздействовать на существительное двумя, даже тремя глаголами?». — Пушкин), вспомнил, что давно не ел сыр «Колер», и взглянул на Кустика — домашнее прозвище Веры, встречающееся в письмах мужа к ней. среди кустов».

Наиболее интенсивная переписка между Набоковыми относится к 1954-1956 гг. Интересно отметить, что в архиве Набокова нет ни одного письма, написанного в период между 1954 и 1956 гг. Отчасти это можно объяснить тем, что в то время супруги редко расставались. Набоков был не гурманом, а скорее утилитаристом, когда дело касалось еды. За день до отправки этого письма он сообщил жене: «Обед: гамбургер с фаршированными помидорами и отличным малиновым джемом»; судя по письму, написанному две недели спустя, рацион начинающего писателя почти не изменился: «Обед: Мате и анонимное варенье (и простокваша, оставшаяся от вчерашнего молока)» 17 июля 1926 года; особенности авторского письма сохранены.. Метафоры Набокова, связанные с едой и питанием, даже недавно стали предметом гастрофилологического исследования Л. Делаж-Ториэль. Некоторые заметки о творчестве Набокова // Набоков вверх тормашками. Бойд, Б. и М. Бозович, ред. Evanston: Northwestern University Press, 2017. Много лет спустя, в 1972 году, Набоков саркастически ответил на просьбу журналиста поделиться рецептом любимого блюда, составив спартанское руководство по приготовлению яичницы способом, который он назвал «а-ля Набоков». Набоков написал его по просьбе Максима де ла Фалеза, обозревателя журнала Vogue, который работал над книгой рецептов «Семь веков английской кухни: коллекция рецептов» (1972), но не включил рецепт в книгу.

«Доведите воду до кипения в кастрюле (пузырьки показывают, что она кипит!). Возьмите два яйца из холодильника (для одного человека). Подержите их под горячей водой из-под крана, чтобы подготовить их к ожидающей вас участи. Поместите яйца по одному в кастрюлю — убедитесь, что они спокойно опускаются в кипящую воду. Теперь проверьте это с помощью наручных часов. Стоя над кастрюлей с ложкой, следите за тем, чтобы яйца (которые обычно скатываются на дно) не ударялись о злополучные стенки кастрюли. Если яйцо разбилось в воде (которая сейчас бурлит как сумасшедшая) и выплюнуло белое облачко, как экстрасенс на старомодном спиритическом сеансе, его следует вынуть и выбросить. Теперь получите еще одно яйцо и впредь будьте осторожнее. Через 200 секунд или, скажем, 240 (с учетом праздников), начните вынимать яйца из воды. Поместите их в коробки для яиц тупым концом вверх. Постучите чайной ложкой по поверхности скорлупы, чтобы образовался небольшой люк, и поприветствуйте курицу. Приготовьте немного соли и (белый) хлеб с маслом. Приятного аппетита» Перевод Юрия Левинга.

О ненависти к Берлину

«Моя дорогая, из маленьких побочных желаний я могу упомянуть одно — давнее: покинуть Берлин, Германия, переехать с тобой в Южную Европу. Я боюсь думать о том, что здесь еще одна зима. Меня тошнит от немецкого языка — нельзя просто жить с отражением фонарей на тротуаре — кроме этих отражений, цветущих каштанов и ангельских собак, которые ведут слепых, здесь есть еще вся мерзость, сырая скука Берлина, вкус тухлой колбасы и самодовольное уродство. Вы понимаете все это так же хорошо, как и я. Я бы предпочел Берлин самой онемевшей провинции любой другой страны».

Набоковы жили в Берлине до 1937 года и создали городскую атмосферу романа «Дар» из «отражений уличных фонарей на тротуаре». Несмотря на пребывание в соседней Швейцарии и большой интерес немецких читателей к творчеству писателя, Набоков так и не вернулся в Германию. В более поздних интервью Набоков неоднократно утверждал, что за долгие годы жизни в Германии он так и не выучил немецкий язык. Некоторые исследователи Набокова подозревали его в хитрости: его знание языка было очень хорошим. Но если английские слова и каламбуры встречаются в письмах Набокова в изобилии, то немецких слов почти нет. Однако, судя по лекции по рассказу Франца Кафки «Метаморфозы», Набоков хорошо разбирался в тонкостях перевода немецкого оригинала на английский. В письме к своему другу детства и бывшему однокласснику Самуэлю Розову, написанном вскоре после капитуляции Германии, Набоков не стесняется высказывать свое отношение и не скрывает его: «Всю Германию пришлось бы кремировать несколько раз подряд, чтобы погасить хотя бы часть моей ненависти к ним, когда я думаю о погибших в Польше. Боль за жертв Холокоста (в нацистских концлагерях были убиты не только близкие друзья, но и брат автора) будет преследовать Набокова еще долгое время и отразится в его романах, наиболее пронзительно в «Пнине».

  Марк Цукерберг: жена Присцилла Чан, личная жизнь, дети. Жена цукерберга фото.

Эмиграция

В России Вера Слоним, дочь богатого лесоторговца Евсея Слонима, училась в гимназии княгини Оболенской. Она преуспевала в английском, французском и немецком языках и мечтала изучать математику и физику. Он писал стихи и много читал. После революции ее семья эмигрировала в Берлин. Уезжали они в спешке через Ялту: нужно было «успеть на белый пароход». Они ехали поездом в Одессу, в вагон ворвались петлюровские офицеры, схватили маленького еврейского мальчика и угрожали ему расправой. Пассажиры прикрыли глаза, только восемнадцатилетняя Вера сказала тихо, но громко: «Не смейте ему угрожать! Он имеет право сесть в этот поезд, оставьте его в покое!». Дерзкий и великодушный Петлюров сразу проникся уважением к храброй девушке, и они поехали дальше под его защитой.

В Берлине Евсей Слоним организовал свой издательский бизнес, а Вера помогала ему, переводила и писала сама.

Ловушка на нарцисса

Существует две версии того, как познакомились Вера Слоним и Владимир Набоков, но обе говорят, что она выбрала его. Сам Набоков вспоминал: на балу эмигрантов с пуншем, игрушками и цветами к нему подошла девочка в маске волка. Она пошла с ним на прогулку и удивительно тонко, точно и умно поговорила с ним о его работе. Вторая версия также содержит хитроумную нарциссическую ловушку: Вера пишет Набокову письмо, договаривается о встрече на мосту и весь вечер читает его стихи.

Набоков был удивлен таким представлением. Никто и никогда не понимал его так. Вера приняла его полностью, со всеми его странностями и недостатками. Влюбленный, он писал ей по два письма в день: «Да, ты нужна мне, моя сказка. Потому что ты — единственный человек, с которым я могу поговорить — о тени облака, песне мысли и о том, что я сегодня шел на работу и смотрел в лицо большому подсолнуху, который улыбался мне всеми своими семенами». Вера отвечала примерно на каждое пятое письмо. Эти письма не сохранились — она оградила свой внутренний мир от посторонних глаз и всегда уничтожала улики.

Убери свою лиру!

Владимир Набоков вырос в доме с 50 слугами. Сын известного политика и видного деятеля, он вырос с верой в свою исключительность. Глупым играм со сверстниками он предпочитал чтение, игру в шахматы и ловлю бабочек. В возрасте 17 лет он унаследовал от своего дяди миллионное состояние и огромное поместье. Семья потеряла все во время революции. Мальчик Набоков» стал бедным, но высокомерным писателем, писавшим под псевдонимом Сирин. И он ценил эту скудную творческую свободу превыше всего. «Я не найду лучшей женщины. Но нужна ли мне вообще жена? «Прекрати нести чушь, я не знаю, куда обратиться. «Нет, он никогда этого не скажет — в этом-то и дело», — сказал он в своем романе «Дар», описывая свой путь колебаний в то время.

  Почему мужчинам тоже нужен феминизм. Феминизация мужчины с чего начать.

Вера была для него магическим даром судьбы Набокова, и он всегда осознавал это. А сам он заявил, что без жены не написал бы ни одного романа.

Вера Слоним

Он родился в семье российских евреев. Ее отец, Гамзей (Евсей) Лейзерович, был очень деловым евреем, мать, Слава Борисовна, была русской по национальности. Если бы Владимир и Вера встретились в России, их чувства вряд ли переросли бы в серьезные отношения. Жена с еврейскими корнями — это не то, что могло бы способствовать популярности писателя. Однако действие любовной истории происходило в Германии, а отец девушки владел издательством. Однако Слоним Старший не был доволен выбором дочери, так как хотел, чтобы у нее был более финансово обеспеченный зять. Но сердце хочет того, чего желает сердце. Интеллигентная Вера, обладавшая прекрасной памятью и отличным образованием, была полностью поглощена развивающимися отношениями с молодым писателем. Она переписывалась с ним в течение двух лет. Любовь оказалась сильной и взаимной. В одном из писем Владимир написал, что не может жить без Веры.

Девушка небезосновательно полагала, что разрешения связать жизнь с молодым поэтом ей не дадут. Оставалось только одно: тайно выйти замуж и представить семье свершившийся факт. Пара поженилась в апреле 1925 года.

Они жили в бедных условиях, но молодая женщина не возражала. Ведь ее муж был не только верным другом, но и почти кормильцем семьи, работая стенографисткой в юридической фирме. Набоков же, напротив, полностью посвятил себя творчеству. Молодая женщина общалась на немецком языке, водила машину и печатала на пишущей машинке. Короче говоря, она сделала все, на что был неспособен Набоков. Но оно того стоило. Из-под пера писателя вышли «Дар», «Камера обскура», «Защита Лужина» в первые годы брака. Вера нисколько не сомневалась в огромном писательском таланте Владимира.

В 1934 году родился их сын Дмитрий, а через три года семья переехала в Париж.

Измена

Переезд во Францию означал для семьи не только освобождение от атмосферы нацистской Германии, но и серьезный вызов. Владимир влюбился в Ирину Гуанданини, страстную поклонницу его поэзии, и предал свою жену. Очень привлекательная женщина, работавшая грумером для собак, сумела покорить Набокова.

Вера, застукав мужа за изменой, проявила решительность и потребовала прекратить роман с Ириной. В какой-то момент Владимир даже тайно встретился со своей любовницей, написал ей записку. Вера, однако, не устояла и призвала к настоящему бойкоту своего мужа. В конце концов, Набоков остановился на семье, живущей с надежным и верным спутником.

В Америке

В 1940 году семья отправилась в Нью-Йорк и потратила последние деньги на билеты. В Соединенных Штатах Набоков начал писать прозаические произведения на английском языке. Кстати, свой первый роман на английском языке «Истинная жизнь Себастьяна Найта» автор создал, еще находясь в Европе. В 1941 году произведение было опубликовано в США.

В Америке он уже начал зарабатывать деньги, читая лекции по русской и мировой литературе в колледже, а затем и в университете. Хотя Вера не знала английский так хорошо, как ее муж, она помогала ему проверять работы студентов, подсказывала забытые отрывки и так далее. Его жена традиционно старалась облегчить жизнь своего мужа. По-настоящему верный спутник жизни. О дружбе и неразлучности пары свидетельствуют письма их друзей, адресованные «дорогому ВВ», то есть Владимиру и Вере одновременно.

  Как общаться с мужчиной: правила совместного счастья. Павел раков советы для женщин.

Вера, знавшая толк в издательском деле, стала агентом известного писателя. Именно она составляла контракты с издателями, отвечала на письма и контролировала финансовые операции.

Вера освободила своего мужа почти от всех бытовых и материальных забот. И ей, прекрасно знавшей характер своего мужа, дипломатично удалось оградить его от проблем внешнего мира и позволить ему полностью посвятить себя творчеству. И все же Набоков мог испортить отношения с журналистами своими шутками, яростно критиковать работы друга и не желать отвечать на приветствия знакомых.

У людей, хорошо знавших Набокова, иногда создавалось впечатление, что Вера была очень строга с писателем и постоянно контролировала его. Например, только она отвечала на телефонные звонки. Правда, мало кто знал, что Набоков просто не умел пользоваться телефоном. В любом случае, Вера была неотъемлемой частью жизни писателя. Ярким свидетельством этой крепкой связи является тот факт, что каждая героиня в его произведениях обладает некоторыми чертами жены.

Жена писателя как призвание: история любви Владимира Набокова и Веры Слоним

Получайте одну из самых читаемых статей в свой почтовый ящик раз в день. Присоединяйтесь к нам на Facebook и ВКонтакте.

История любви Владимира Набокова и Веры Слоним.

Быть женой писателя, человека творческого и поэтому не всегда предсказуемого, — это задача. Женщина больше не просто друг, любовница и хозяйка, она критик и редактор, вдохновитель новых произведений и их первый читатель. И только время покажет, стала ли жена автора не просто женой, а настоящей опорой для своего талантливого мужа. Одной из женщин, которую можно назвать настоящей «женой писателя», является Вера Слоним, верная жена Владимира Набокова.

Поэзия как возможность лучше узнать друг друга

Владимир Набоков и Вера Слоним на прогулке.

Владимир и Вера узнали друг друга благодаря поэзии Набокова. Однако это единственное, что связывает две версии их первой встречи. Как появились отдельные истории и насколько они достоверны, доподлинно неизвестно. Но в обоих есть оригинальность и интрига, как раз то, что может привлечь нетрадиционного писателя.

Первая история рассказывает о том, как на одном из балов-маскарадов русских эмигрантов в Берлине к Владимиру подошла девушка в маске волка и предложила прогуляться по ночному городу. Заинтересованный, он, конечно, согласился и не пожалел, потому что время прогулки было посвящено обсуждению его творчества, которое девушка знала очень хорошо. А присутствие маски добавляло загадочности.

После второго варианта Вера договорилась о встрече с Набоковым на мосту, где прочла его стихи, чтобы покорить автора произведений своим знанием его творчества.

Вера

Вера Слоним, 1926 год.

Вера Слоним — дочь еврейского бизнесмена Евсея Слонима. Если бы ее знакомство с Набоковым состоялось в России, вряд ли бы было продолжение — еврейская женщина не способствовала популярности поэта. Однако, поскольку события в Берлине разворачивались полным ходом, а отец Веры был владельцем издательства, ничто не мешало их отношениям. Кроме того, Вера была подходящей парой благодаря своему отличному образованию, интеллекту и хорошей памяти. Все эти таланты впоследствии стали легким подарком для ее мужа.

После их знакомства последовала двухлетняя переписка. В одном из своих писем Набоков пишет Вере: «Без тебя я не представляю своей жизни…». Но пока Вера была полностью поглощена отношениями с писателем, ее богатый отец был совсем не в восторге от этого. Практичный человек, он не видел никаких материальных перспектив для автора в Германии и хотел более богатого брака для своей дочери.

Семейная жизнь

Молодые супруги Владимир и Вера.

Видимо, полагая, что Вера не получит разрешения на брак, она тайно вышла замуж за Владимира в 1925 году, поставив семью выше события. Бедная семейная жизнь не смущала Веру, и Набоков нашел в ней не только надежного союзника, но и кормильца — Вера работала стенографисткой в юридической фирме. Набоков же, напротив, имел возможность полностью посвятить себя творчеству. Все, что он не умел делать — водить машину, говорить по-немецки, даже печатать на машинке, — взяла на себя его молодая жена. Уже в первые годы брака Набоков написал «Дар», «Защита Лущина», «Камера обскура». Его жена видит в нем большой писательский талант.

Оцените статью
PoliceWoman
Добавить комментарий